Планетарный миф (Гиперборея)

Страничка из explorer (полная). Авторы? Лада Виольева, Дмитрий Логинов. Название «Планетарный Миф или Гиперборея

Планетарный миф

Лада Виольева
Дмитрий Логинов

 

  • Планетарный Миф

    Лада Виольева, Дмитрий Логинов
    Планетарный миф

    Точка вершины конуса

       У каждого народа есть эзотерическое учение. Ведение, которое содержит более глубокие представления о мире, о смысле жизни, о Боге, нежели предлагают общедоступные наука, искусство и религия этого же народа.
    Так, например, у наций, исповедующих ислам, эзотерическое учение представлено традициями суфизма. У тех, религиями которых являются индуизм, буддизм и джайнизм, – это йога и тантра (не будем путать с упрощенными представлениями о тантре). У христианских народов эзотерическое учение называлось, единое по глубинной сути, в разные времена и в различных землях – добротолюбие, апофатизм, исихазм…
    Серьезными исследователями эзотеризма давно замечено: те из мистических учений, которые стоят сего названия, представляют собой вариации на одну тему.
    Спорят, какая из вариаций представляет исток всех прочих.
    Но, постепенно, на этом ристалище перестают ломать копья. Похоже, «братья» начинают осознавать, что ни один из них не годится на роль «отца» другим «братьям». Ибо – эзотерические учения подобны, но каждое содержит и такие сущностные нюансы, истоки которых непросто было бы проследить в каком-либо из других.
    Из этого следует любопытный вывод. Никакая из известных ныне всемирно Традиций не отличается полнотой.
    Можно видеть, что представители почти каждого из учений чувствуют это. Учителя стремятся не только передавать, но и, хотя бы слегка, выходить за рамки. Хоть они и не любят признавать этого.

    Духовную вселенную человечества можно представить как обращенный конус. На поверхности широкого основания раскинулись разнообразнейшие Культуры, принадлежащие, каждая, своему народу. Глубже, и концентрированнее, и ближе одна к другой – эзотерические Традиции (на стебле одной Традиции может расцвести несколько Культур, последовательно во времени или параллельно). Продолжая движение – центростремительное и вглубь – вполне естественно будет предположить, что у этого обращенного конуса есть вершина. Или, по крайней мере, была когда-то. Она являет собою сверхконцентрированный Исток – точку, из которой произросли Традиции.
    Существование точки предельной глубины Духа чувствуют мистики. Нередко современные эзотерики пытаются говорить между собой и писать книги в терминах самого Истока. Если бы удалось им это, вернулась бы эпоха языка, что существовал до строительства и крушения Вавилонской Башни. Имеется в виду – в духовном смысле, конечно. То есть, каждый из тех немногих, для кого смысл жизни – духовный поиск, вновь стал бы понимать каждого из себе подобных.
    Но с некоторого времени человечество утратило представление об Истоке. По крайней мере, в лице своего огромного большинства. И современное человечество живет, и мыслит, и чувствует – как если бы Глубинной Точки никогда не было и его Традиции возникли из ничего.
    И что же остается тогда стремящемуся к предельной полноте постижения, желающему овладеть концентрированной системой первоосновных и универсальных понятий?
    Как правило, такие идут одною из двух дорог.
    Первая. Пытаются каким-то образом объединить или усреднить эзотерические Традиции. Чтобы привести все, известное из них, к общему знаменателю. Нащупать некое среднее и, таким образом, реконструировать архетип. На более поверхностном уровне это подобно экуменическому межконфессиональному движению. Попыткам сконструировать универсальную религию для всего человечества. Недавняя историческая практика показала, однако, что экуменизм не живуч. Причины тому можно видеть минимум две. Догматы и каноны всякой жизнеспособной церкви есть целостный организм. А таковой обладает силами иммунной защиты, то есть – противится внедрению чужеродных органов (толерантен лишь мертвый механизм). И, кроме того, религиозная истина, как правило, не «лежит между». Гораздо чаще она находится глубже уровня спора и усреднение не может дать, в смысле приближения к ней, ничего. Истина же эзотерических Традиций и вовсе «лежит на дне глубокого колодца», по образному выражению Демокрита. И усредняющий/объединяющий подход в этом случае – то есть, так сказать, эзотерический экуменизм – бесперспективен вдвойне.
    Вторая же дорога состоит в том, что пытаются «начать с чистого листа». Фридрих Ницше формулировал это примерно так. Сначала я был верблюд, который нес груз Традиций в пустыню бесперспективности. Потом я превратился во льва, растерзал погонщиков, сбросил груз. Теперь я словно дитя, которому ничего не мешает просто говорить о том, что видит оно вокруг. Но Ницше был гораздо больше философ, нежели традиционалист. Хотя, как человек вкуса, любил употреблять стиль и риторику традиционалистов. (Некогда философия вообще не мыслила себя вне лона Традиции. Вспомните мужественный тип античного философа. Или – еще более впечатляющий пример – заповедь православных старцев: «держи ум в сердце, а сердце – в Боге». Союз философа и Традиции был крепок и в средние века. Но со времен Возрождения философия стала как-то дистанцироваться. Она заявила права на эмансипацию и секуляризацию. И отправилась – тут уж это воистину – в пустыню, где превратилась в отвлеченное умничанье. Да только вот отвлеченность не способствует остроте ума. Теперешний философ только и способен, что повторять за Ницше – и за персонажами некоторых анекдотов – «что вижу, о том пою». Подобную установку едва ли назовешь мудрой. И посему современная философия либо деградирует – подчас до уровня психоанализа или фельетона, – либо… робко начинает интересоваться темой «возвращенье блудного сына».) Итак, Ницше был философ и это только философу (современному) пристало начинать с чистого листа и производить на свет нечто подчеркнуто свое и новое.
    Для традиционалиста же в таком занятии очевидны два минуса.
    Указывая один из них, произносят, обыкновенно, максиму: «ничего нового под луной». То есть: учение, представляемое как новорожденное, появлялось уже, скорее всего, пару-тройку веков назад. Но было вскоре отброшено, потому что показало несостоятельность, и забыто. Поэтому Традиция доверяет проверенному временем. Тому, что пережило тысячелетия и не «облажалось». И никакой это не упертый консерватизм. Ведь форма вечного содержания Традиции меняется соответственно преходящему времени. (И в этом состоит, кстати, творческий момент, присутствующий в деятельности традиционалиста: почувствовать, какую форму требует вечное содержание в его время. К примеру, в диалогах Платона – а он был больше традиционалист, чем философ – речи ведет Сократ; однако Сократ Платона говорит не совсем таким языком, каким говорил при жизни.)
    Минус же номер два представляет эго. Если система создана, а не передана, она несет на себе отпечаток эго создателя. По воле этого создателя или против, а эго себя покажет. И это затруднит восприятие (не говоря уж о том, что содержание не будет универсальным). «Ты хочешь понять мой язык, но он мой, и больше ничей», как поется в одной из песен Гребенщикова. «У меня вызывают удивление те, которые говорят, что понимают мою систему, – однажды написал Гегель, – потому что даже я сам не всегда себя понимаю». А именно Георг Вильгельм Гегель, как никто из философов, стремился излагать объективно.
    Серьезный мистик желает избавиться от ограничений собственного эго. Тем более не нужны ему ограничения эго чьего-либо еще. Поэтому его привлекают системы, содержащие откровение, а не сочиненные. И пользуются его доверием из них те, которые передавались тысячелетиями: ничто так хорошо не отфильтровывает подделки, как само время. (Излишне напоминать: откровения осеняют из области много вышней, нежели бытие, устроенное по принципу разделения на эго и остальное.)

    Суммируем вышесказанное. Среди известных в настоящее время Традиций первоисточной нет. Реконструировать ее или «вычислить» – невозможно. А между тем отчетливо назревает потребность возвращения к духовному «довавилонскому» языку… Как же быть?
    Возможно, перед нами как раз тот случай, когда «ларчик открывается просто». А именно: требуется поискать поглубже во времени. Традиции древнее Культур, а исток Традиций, конечно же, должен быть древнее самих Традиций.
    Когда человечество искало в диапазоне тысячелетий, то находило Традиции. По мере развития интереса к ним они становились менее герметичны. Конечно – насколько может это позволить себе Традиция, не переставая оставаться собою. То есть, в какой-то мере и для человечества в целом проявляется принцип, работающий в случае индивидуальной передачи: учитель появляется (проявляется) тогда, когда готов ученик.
    Что мы увидим, если поищем в диапазоне десятков тысячелетий?
    Предание, которому посвящена эта книга, отвечает: двадцать четыре тысячи лет назад на евразийское побережье Белого моря ступили аркты. Они явились с Белого острова (Арктида, полярный архипелаг-континент, имел в своем составе острова Белый, Великий, Золотой, Тайный). Вел этих людей князь Яр (Арий). Сначала произошло столкновение с барминами, коренными жителями побережья. Но вскоре между барминами и арктами был заключен союз. Его скрепили многочисленные династические браки. Потомки арктов и барминов назвались руссы (Руса сыны). И Посвященные руссов стали носителями Традиции, которая называется сейчас Русская Северная. Она являет собой духовное завещание, переданное человечеству цивилизацией легендарной Арктиды.
    Первоисточная Традиция передавалась во все последующие века и до наших дней, непрерывно. Но круг посвященных в нее был узок. Он расширялся, впрочем, во времена смены астрологических эпох, после чего происходил возврат к строгому герметизму.
    Мы тоже сейчас живем на перепутье эпох. Заканчивается эпоха Рыб и начинается – Водолея. Возможно ли, чтобы число последователей учения Замкнутого Креста (другое название первоисточной Традиции) увеличилось на порядок, а то и несколько?
    Готово ли сознание современного человека вместить наследие, переданное арктами? (Как мы упоминали, когда готов ученик – тогда приходит учитель.) По-видимому, сейчас имеются некоторые приметы, говорящие о готовности.

    Что представляет собой готовность?
    Это способность сознания вместить, минимум, основную идею эзотерического учения и основы его истории. К последнему относится понимание когда, где и через какой народ учение пришло в мир.
    Начнем с вопроса «когда?». Недавно даже возможность поиска в диапазоне десятков тысячелетий вообще не рассматривалась. Причины этому были, по большей части, психологические. По Ветхому Завету, к примеру, мир был сотворен лишь семь с половиной тысячелетий тому назад. В течение последних веков накапливалось все больше фактов, которые неоспоримо опровергали такую цифру. И наконец она была похоронена. И, однако – «мертвый хватает живого», – она продолжала и из могилы давить на психику.
    Едва не до конца ХХ века в науке господствовал постулат, что раньше, чем семь тысяч лет назад, высокой цивилизации на Земле не могло быть в принципе – существовали только дикие племена. Археологические открытия, опровергающие сей предрассудок, просто замалчивались. Но к настоящему времени масса таких открытий переросла критическую.
    Приведем лишь один пример. Недавно в Пермской области археологи обнаружили человеческие останки, возраст которых, как это показала экспертиза, 24 тысячи лет. И это были останки рудокопа. Работал он в древней шахте, расположенной на территории современного города Ермаши. Рядом с костями были обнаружены железные инструменты. Итак, люди научились обрабатывать железо и добывать руду на 20 тысячелетий раньше, чем убеждают учебники по истории.
    Открытий подобного рода за один только ушедший век сделано было столько, что конспирологи уже во весь голос говорят о существовании некой «секретной археологии». Подобные веяния говорят за то, что современное человечество готово поискать корни цивилизации во временном диапазоне десятков тысячелетий.

    Это по вопросу «когда?»…
    Серьезные проблемы, однако, имелись и по вопросу «где?».
    Поверить в существование некогда северной полярной цивилизации было весьма не просто. Ведь надо было сделать сразу два допущения. Первое: континент, изображенный картами Меркатора, действительно когда-то существовал. И второе: в те времена на Полюсе не царствовал безраздельно холод.
    Веками продолжалась парадоксальная ситуация. Авторитет картографа Меркатора был непререкаем. Как у его современников (об этом свидетельствовал спрос мореходов на карты), так и у отдаленных потомков (космическая фотосъемка подтвердила непревзойденную точность изображения береговой линии континентов и островов северного полушария, существующих ныне). Но мало кто из великих проявлял интерес к изучению таинственной неизвестной суши, запечатленной на всех Меркаторовых картах прямо по центру их.
    Яркое исключение, впрочем, явила собою русская императрица Екатерина Великая. Михайло Васильевич ломоносов, отец официального русского естествознания, сумел убедить самодержицу в реальном существовании Гипербореи. В 1764 году Екатерина II отправила на поиски легендарной страны секретную экспедицию. На верфях Росси были заложены специальные суда – предшественники нынешних ледоколов. Они направились к Полюсу под командой адмирала Василия Чичагова… Увы, корабли Екатерины уперлись в неодолимую стену льда.

    Лед. Он именно и представляет главный аргумент скептиков. Суровый круглогодичный климат заполярных широт не способствует существованию на них жизни. И уж тем более – высокоразвитой древней цивилизации. Этот ледяной скепсис охлаждал пыл исследователей на протяжении веков. И в том числе, как ни странно, – даже и такого неординарно мыслящего, как доктор исторических наук Юрий Петухов.
    Но скепсис этот растаял в последнее десятилетие минувшего века. Русские океанографы доказали: с 30-го и по 15-е тысячелетие до Р.Х. климат в Арктике был умеренный. Течение Гольфстрим было более мощным, а может – и не единственным. На островах Ледовитого океана возможно было даже разводить виноград (и дикую лозу его, кстати, обнаружил на побережье Белого моря исследователь Валерий Демин). Американские и канадские геофизики тоже склонились к мнению, что климат арктических широт мог быть мягок в далеком прошлом. По крайней мере, во времена Висконсинского оледенения ледники располагались в низких широтах, а на территориях заполярья господствовали широколиственные леса.
    В такую картину прекрасно вписываются недавние археологические находки на реке Яне. Это наконечники копий из кости мамонта и гигантского шерстистого носорога. Доказано, что изготовлены они были около 30-и тысяч лет назад. Михайло Васильевич ломоносов, как всегда, прав. Его перу принадлежат следующие слова: «в северных краях в древние веки великие жары бывали, где слонам родиться и размножаться и другим животным, также и растениям, около экватора обыкновенным».
    Однако, остается еще вопрос. Чем именно была представлена в те позадавние времена суша северного заполярного края? Только ли это были протяженная береговая линия Евразии, канадские острова, Гренландия и Аляска? Или же когда-то и вправду поднимались над свинцовыми волнами Скифского (Ледовитого) океана четыре великих острова, слагающие Арктиду?
    Новейшие океанографические данные говорят: вероятно, скорей, последнее. Для некоторых участков дна Северного Ледовитого океана доказано – в праантичные времена они были сушей. Таков подводный горный хребет Ломоносова (сколь прозорливы некоторые названия!). Особенности рельефа склонов его невозможно истолковать иначе, как русла рек. 10 мая (сегодня, когда пишутся эти строки) для тщательного изучения этого подводного хребта вышел в море ледокол «Арктика». Россия готовится заявить экономические права на соответствующую акваторию. Дай-то Бог! Что было в древности сушей – несет в себе богатейшие залежи нетронутых ископаемых.

    Итак, сознание века нынешнего готово, по-видимому, вместить сообщаемое Преданием по вопросам «когда?» и «где?». Но остается еще вопрос, через кого передавалась первоисточная Традиция? Кто были ее хранителями эти десятки тысячелетий?
    Предание, как мы упоминали, говорит следующее. Аркты сообщили учение Замкнутого Креста (русский фольклор именует его иногда Крест Леванидов) руссам.
    Руса сыны есть наши наиболее древние прямые предки. Согласно Велесовой Книге север отечества нашего 20 тысячелетий («две тьмы») назад именовался «Край Русский»… Способно ли сознание современного человека воспринять подобные сведения?
    Еще имеет власть над умами мнение, что русская история начинается всего с Рюрика. В крайнем случае – с апостола Андрея, что приходил благовествовать Руси («скифам»).
    Однако вспомним, почему имело такой успех это благовествование (согласно «Оповеди», Андрей прошел континент насквозь до острова Валаам).
    Потому, что исповедание Андрея воспринималось как сбывшееся пророчество веры собственной. Ведь мифы руссов исконно предсказывали рождество Спаса-Даждьбога от Матери Девы. И предрекали Его Преображение и Распятие, и Воскресение, и Восхождение Сына на небеса к Отцу – Сварогу Небесному. Словом, русские мифы предсказывали совершенное Христом гораздо более точно, нежели маловразумительные речения ветхозаветных пророков.
    Что интересно, Мать Иисуса (Даждьбога) русский ведизм именует Рось. Имя Ее звучит в названии Россия – земля Роси. Так вот, и по Преданию христианской церкви русская земля находится под особым покровительством Пресвятой Девы. И не оспаривают это даже католики. (Как тут не вспомнить Джекоба Коннера, который говорит в книге «Христос не был евреем»: «среди русских православных, потомков древних скифов, имеется давняя традиция утверждать, что Дева Мария происходила из их народа. Эта традиция гораздо более достоверна, чем версия Ее еврейского происхождения».)
    Не очевидно ли, что для формирования такой сложной, универсальной и прозорливой мифологии, какой уже была русская к временам Андрея, потребовалось немало тысячелетий?

    Но скептик может задать вопрос: насколько на самом деле древние эти мифы? И что докажет их древность? Ведь до времен святого Кирилла у русских даже не было письменности (уж так устроены скептики: сначала объявляли Велесову Книгу подделкою, а теперь, когда доказана ее подлинность, скептики делают вид, что будто бы ее просто нет)!
    Но середина минувшего века и начало нынешнего оказались богаты открытиями, опровергшими предрассудок, будто у русских еще тысячелетие назад не было письменности. Буквально только что вышла книга, в которой эти работы собраны под одной обложкой. Название говорит само за себя: «Вселенная русской письменности до Кирилла» (М.: Альва-Первая, 2007). Составил сборник и дал развернутый комментарий вошедшим в него статьям авторитетных ученых председатель Комиссии РАН по культуре древней Руси, директор Института древнеславянской и древнеевразийской цивилизации академик Валерий Чудинов. Приведем выдержки: «Русские руны насчитывают… десятки тысяч лет… и могут считаться древнейшим письмом человечества. Поэтому нет ничего удивительного, что их находят повсеместно и связывают с разными эпохами и называют письменностью срубной, трипольской, винчанской, арийской, лепенской, беловодской… На самом деле… тексты все без исключения написаны по-русски. В этом утверждении нет ни национализма, ни расизма, оно лишь констатирует выявленный в результате исследований научный факт. Если бы древнейшая письменность принадлежала другому народу и другой системе письма, я столь же определенно высказал бы этот факт в заключении». «Когда-то Русь представляла собой единую полосу цивилизованной евразийской территории… где говорили и писали на едином языке – русском, и где существовала единая русская культура и единая русская религия».

    Итак, научные парадигмы перестали противоречить сообщаемому Преданием о том, «где», «посредством кого», «когда». Но есть и еще вопрос. Способно ли сознание современного человека вместить основы самой Традиции? Узреть в ней первоисток – концентрированную, универсальную систему философских и богословских понятий, совершенство Начала?
    Есть обстоятельство, говорящее в пользу ответа «да». Скорость обмена информацией взрывообразно возросла в конце минувшего века. Теперь желающий может очень быстро знакомиться с любыми эзотерическими системами, известными человечеству (за исключением текстов, которые адепты содержат в тайне; энтузиасты, впрочем, подчас добираются и до них).
    Век нынешний можно будет назвать веком сопоставления Традиций, эпохой панорамного видения всего эзотерического наследия человеческой цивилизации. Сознанию будет легче сравнить системы во всех нюансах и много более четко выявится картина соотношения систем. А это может сфокусировать взгляд человечества на ту духовную область, в которой пребывает Первоисток.

    Об этом было предсказание Ванги. «Древнее учение придет в мир и покроет Землю как белый и чистый снег… Первыми, где оно обретет известность, окажутся земли Севера» (Стоянова К., «Истината за Ванга», София: Български писателъ, 1996). Известнейшая ясновидящая ХХ века жила и умерла в лоне православной церкви. Друзья и ученики воздвигли в память ее часовню во имя св. Ванги – небесной покровительницы ясновидящей. Не было предсказания, исшедшего из ее уст, какое бы не исполнилось… Немногие имена удостаивались чести сделаться метафорой Гласа Божьего.
    Подобные предсказания, кстати, делались и века назад. Еще легендарный Нострадамус писал королю Франции Генриху Счастливому: «Севернее 48-го градуса будут почитать Религию Древних. Сила единения и согласия будет столь непобедимой и мощной, что Запад, Юг и Восток содрогнутся. Эти северяне равны по своей природе и лишь вера их рознила».
    Цивилизация готовится вновь припасть к своему Истоку, завершая впечатляющий цикл длиною в Платонов год (12 зодиакальных эпох). Возможно, человечество еще ждут серьезные испытания. Они могут оказаться сопоставимы с теми, о которых говорят северный эпос Рагнарада и Откровение Иоанна. Но даже и в таком случае это едва ли будет слишком дорогая цена. Вспоминается Евангелие от Фомы (его считают апокрифом, но его цитировал Ориген Александрийский – II в. по Р.Х.): «Ученики спросили: скажи нам, каким будет наш конец. Иисус ответил: открыли ли вы Начало, чтобы искать конец? Блажен стоящий в Начале: он познает конец и не вкусит смерти» (от Фомы, 19).

    Что представляет собой учение Замкнутого Креста – Русская Северная Традиция?
    Как и всякое, передаваемое через мифы, оно содержит ряд иерархических уровней восприятия. И открываются они сознанию по мере его готовности воспринять (вновь этот универсальный принцип: когда готов ученик – приходит учитель). Есть уровень исторической (в данном случае – мета-исторической) хроники. Есть уровень притчи, уровень философской системы, уровень эпоса…
    Данный, космологический – или Планетарный, – миф представляет собою также еще введение в содержание Традиции в целом.
    Передавая то, что было нам передано, мы не стараемся кого-либо переспорить. Излишне напоминать, что миф есть скорее произведение искусства (хотя и не имеющее земного автора), а не науки в современном смысле этого слова. Поэтому едва ли здесь применимо восприятие по принципу «я согласен» / «я не согласен». Скорее, каждому открывается ровно то, чего он желает, и столько, сколько он способен вместить.
    Май 2007

    ПЛАНЕТАРНЫЙ МИФ

    Часть первая. ТРИ ЗАКОНА ПРОСТРАНСТВА

       Множащиеся альтернативы создают Пространство.
    Глубины соприкасаются.
    Мера соприкосновения есть любовь.

    Земля стоит, как известно, на трех китах («на трех рыбах больших»). Такое поучение дает Волот Волотович (Великан Великанович) русских мифов. Другие имена его – Пращур и Дед Всевед. Он олицетворение совершенной мудрости, завещанной Древними. (О древнем русском учении о Трех Рыбах, на коих стоит Земля, писал еще профессор Казанской духовной академии Порфирьев – «История русской словестности», 1897 г.)
    Три Волотвы кита оставили след в истории. Страницы ряда средневековых космогонических трактатов Запада содержат изображенье их. Однако, эти «рыбы большие» не упоминаются в тексте. По-видимому, в средние века три держащих представляли уже лишь только оформительскую виньетку, принятую для космогонии.
    Но почему же оказалась виньетка такою именно? Средневековье было во многом склонно к воспроизведению форм античности, предпочитая копировать, впрочем, не существо, но стиль. Античные же мудрецы помнили еще ведение, перенятое у Древних. Цивилизация Праистока – о ней речь ниже – ведала про Три Закона Пространства, которыми и «стоит» Земля.

    Да и не только Земля, конечно же. Согласно учению Замкнутого Креста этими же законами стоит эйдос (говоря языком Платона) всякой планеты Космоса. Сие-то и нашло символическое отображение в трех китах, что сделались, начиная с «просвещенного» XVIII века, мишенью для зубоскальства.
    Первое, о чем повествует Планетарный Миф Русской Северной Традиции, это Законы Пространства. Они есть триединая Формула Творения, известная Древним.
    Триглав Творения… Само появление на Земле царства Древних – ГИПЕРБОРЕИ, цивилизации Праистока, великого Полярного государства – невозможно понять, не познакомившись с этими Законами хотя бы в самых общих чертах.

    Для этого потребуется совершить экскурс в область эзотерической философии.
    Формулировка Закона Первого:
    Множащиеся альтернативы создают Пространство.
    Что разумели под этим Древние? Чтобы осознать это, зададимся «праздным» вопросом: откуда вообще оно взялось, это Пространство? Что есть оно такое? Мы так привыкли к Окружающей Протяженности, что и не случается нам задуматься, почему в такую, а не в какую-либо иную форму Бог отлил Бытие.
    В чем есть начало Пространства, «из чего оно сделано»?
    Запоминающийся образ Пространства русских былин и сказок – это распутье. То есть развилка дорог, вещий камень, на котором написано: направо пойдешь… налево пойдешь… Метафорой перепутья сопряжены воедино понятия Пространства и Выбора.
    Едва ли это случайно. Учение Замкнутого Креста о Пространстве начинается так:
    И на какое же огромное расстояние делается отнесен дух,
    который выбирает из двух одно,
    по отношению к духу,
    который выбирает из двух другое.
    Эти слова содержат концепцию развертывания Пространства, как понимает ее Учение. Коротко говоря: расстояние создается выбором. Воспользуемся, чтобы представить это положение сокровенной философии наглядно, известной Мифологемой.
    По ветви Дерева скользит Змий, намереваясь соблазнить Еву. Еще мгновение – и вся Вселенная расщепляется! Теперь уже есть два Мира. Есть Мир, где предприятие Искусителя потерпело фиаско. Но есть и Мир (очень хорошо нам известный), где Змий восторжествовал…
    Как далеки они один от другого, эти два Мира. Как Небо и земля! Любопытно: когда мы хотим сказать, что не избираем такой-то вариант действий, то часто прибегаем к словам: «я далек от этого». Описывая же выбор, который мы собираемся совершить, употребляем выражение: «я близок к тому, чтобы»… То и другое представляет собой пространственную метафору. И это не удивительно. Выбирая, мы «выбираем между»… Но МЕЖДУ – это ПРОСТРАНСТВО.

    Соотнесенность Выбора и Пространства делается понятной в свете утверждаемого «Изумрудной Скрижалью» Гермеса Трисмегиста: СНАРУЖИ ТО, ЧТО ВНУТРИ. Учение гипербореев, известное на Земле еще за двести веков до этого знаменитого текста, утверждает это же самое: Внешнее суть зеркало Внутреннего, его проекция.
    Пространство, например, в свете этой основополагающей идеи суть объективирование дистанции, которую Дух ощущает между противоположными выборами. (Использованный нами термин «объективирование» ввел в философию Николай Бердяев. Не будет преувеличением сказать, что одно лишь усвоение такого понятия в систему прочих может составить эпоху в развитии системы. Русский православный философ так близко подошел к тайне сотворения мира из ничего, как это смог до него, быть может, лишь один Мейстер Экхарт.)
    …Но соблазнением Евы, как известно, дело не кончилось. У Евы и Адама родились дети: Каин и Авель. И вот уже тот же Змий (но только теперь невидимый) подстрекает Каина совершить убийство. И что же? В следующий миг Вселенная вновь раскалывается! Теперь мы уже видим три Мира: есть Мир, где Ева оказалась стойкой к искусу; есть мир, где Ева не устояла, но стойкость проявил Каин; однако же есть и Мир… Так можно продолжать бесконечно.

    Число миров будет возрастать быстрее, чем лавинообразно. Даже и стеллажа размером с галактику вряд ли хватит, чтобы вместилась такая Библия.
    Коротко говоря, Вселенная представляет собой Океан Возможностей. Или – Океан Выборов. (Теперь оказывается понятно, кстати, почему Волот Волотович учил, именно, о китах. «Море-окиян» русских сказок суть исконная метафора всей Вселенной, мирового пространства. Потому что Древние ведали: оно не есть абстрактное ньютоново пространство, представляющее пустое вместилище. Пространство суть живая стихия, имеющая свои воронки, потоки, волны…)

    Итак, альтернативы, стремительно умножаясь и постоянно вновь помножаясь на собственное умножение, создают Пространство. Если добросовестно вообразить интенсивность процесса, который развертывается «помножаясь на собственное помножение», делается не удивителен термин современных физиков Большой Взрыв.

    Закон Второй представляет симметричное дополнение Первого. Он есть как бы его обратная сторона. Законы второй и первый сопрягаются точно также, как выдох и вдох. Поэтому приведем формулу Второго не в отрыве от уже нам известного. Множащиеся альтернативы создают Пространство, и тем не менее…
    Глубины соприкасаются.
    Учение Древних понимает под этим следующее. Есть Измерение, в котором Глубина каждого из Миров представляет собой то самое, что и Глубина другого. То есть, например, Глубина Луны есть то самое, что и Глубина Земли. А Глубина Земли – то же, что и Глубина Солнца…
    Такое Измерение – Глубина – неведомо человеку в нынешнем состоянии его духа.
    И тем не менее все же можно почувствовать, хотя бы и приблизительно, «как это все устроено». По крайней мере, и в наше время имеется представление о том, как устроены вещи аналогичные. Вот, скажем, некоторые приемы деятельности, относящиеся к различным сферам. На первый взгляд, между ними ничего общего, потому что сферы эти никак не соприкасаются. Но – вдумчивое наблюдение может обнаружить принципы, общие для различных приемов. И если применять эти принципы, приемы становятся эффективными независимо от сфер деятельности. В науке такой свод принципов называется «алгоритм». Владеющий алгоритмом оказывается успешен во всякой деятельности. Как сказывает русская поговорка, «и чтец, и жнец, и на дуде игрец». Такое возможно только лишь потому, что глубины сфер, которые далеко отстоят друг от друга – соприкасаются.
    Итак, имеет успехи «словно по волшебству» тот, чей разум, на самом деле, заглянул всего только чуть поглубже. Какие же возможности открываются тогда духу, который не «заглянул чуть», но постоянно углублен в созерцание Самой Первоосновы?

    Поверхностное замечает рассудок. Разум же отличается от него тем, что дан человеку Богом как инструмент исследования глубин. У человека имеется также и высший разум – духовный, который может быть пробужден в результате духовной практики. И мудрецы античности, и христианские философы называют этот Разум оком души. «Имеющий очи видеть» (говоря языком Евангелия) делается способен к созерцанию Глубины. Такого видения невозможно достичь без длительной дисциплины духа. Но, если оно достигнуто, восприятию открывается новое Измерение бытия. И в этом случае многое, что есть в материальной Вселенной, предстает лишь как оптико-понятийный обман.
    Так, Древние Странники рассматривали немыслимые расстояния между звездами лишь как результат известной поверхностности восприятия. Ведь Миры, сделавшие альтернативный выбор и таким образом разнесенные, находятся, тем не менее, в соприкосновении как имеющие один корень. Согласно непостижимым для человеческого рассудка (не Разума!) Правилам Измерения, точка Предельной Глубины Мира представляет собой то самое, что и весь Космос.
    Чтобы отличить эту точку от «просто глубины», т. е. от геометрического центра планеты, с которым она совпадает, она именуется точкой Альва. Это неземное слово. Оно забыто. Греческая альфа, арабский алиф и иудейский алеф произошли именно от него.

    Древние хорошо знали, что Космос населен. И всякая раса Космоса, которой открыты Правила Измерения, может, используя точку Альва, ступить, в принципе, на землю любого Мира. Но знали они также и то, что существует предел экспансии рас. Он полагается действием Третьего Закона Пространства.
    По сути он есть равновесие Первого и Второго. Его можно сравнить с паузой, разделяющей вдох и выдох.
    Мы сохраняем и здесь неразрывность формулировки, потому что для правильного восприятия Законов необходимо постоянно чувствовать триединство их умно-энергийной структуры. Глубины соприкасаются, но…
    Глубину самого Соприкосновения диктует Мера Любви.
    Лишь раса, имеющая способность любить не меньшую, чем у коренного населения планеты, может беспрепятственно достигнуть ее поверхности. Все остальные встречают во время своего продвижения от точки Альва к поверхности сопротивление Сил, которые представляют своего рода иммунную систему Мира.
    Силы Защиты могут проявить себя также и на поверхности, если способность любить подвергнется у пришельцев необратимому вырождению. Однако в этом последнем случае их действие может быть отвращено магией. Во время же самого пути, совершаемого «в обход» материи, действие Сил Защиты оказывается неотвратимым.
    Именно это действие разделяет все расы, которые приходят из Космоса, чтобы колонизировать планету, на три больших уровня.

    Существуют расы, способность к любви у которых меньше в той или иной степени, чем у человека Земли. Такие расы не могут достичь поверхности. Чем меньше их способность к любви, тем меньше и расстояние, которое им позволяет пройти кверху от точки Альва сопротивление Сил. Каждая из таких рас останавливается в продвижении на своем уровне. Причем уровень, заданный посредством действия Сил Защиты, особенностями душевной организации существ данной расы, воспринимается этими существами как… собственно поверхность планеты! Как ни парадоксально кажется это нам.
    И большинство таких рас, поэтому, вовсе и не подозревают о действовании Защитных Сил. Их экспедиция кажется им завершенной вполне успешно. Во время их продвижения их восприятию открывалось лишь низлежащее. Они думают: мы завоевали себе «наилучший мир», успешно преодолев на пути к нему «миры монстров». Это впечатление еще более поддерживается тем, что на уровне, определяемом для каждой расы мерой ее любви, раса обретает способность увидеть небо. Конечно, небо предстает взору их не таким, каким его видим мы. Их горизонт сужен, цвет неба изменен, и, кроме этого, многие планеты и звезды для них невидимы.
    Но, главное, все вышележащие уровни вместе с их обитателями, а также и действительная поверхность планеты и даже сама материя, как ее знаем мы – оказываются для них прозрачны. Ученые этих рас выявляют в опытах иные наборы фундаментальных физических констант, чем тот, который экспериментально установили мы. Таким образом, колонии разных рас образуют как бы систему концентрических сфер. Причем население каждой сферы убеждено, что планета Земля имеет радиус меньший, чем это известно нам. И степень, так сказать, «злобности» населения каждой конкретной сферы определяет, насколько меньший.

    Случается, что и человек иногда может проникать в какой-либо из таких миров. Силой колдовства, например.
    Для этого колдун проделывает опасный эксперимент, как бы отождествляя свое миро-бого-воззрение с таковым населяющих этот мир тварей. Благодаря этому он оказывается способен видеть и тамошнее небо. Оно и впрямь есть «с овчинку», согласно меткой русской поговорке.
    Если путешественник по мирам недостаточно искусен в магии, он может и не найти путь обратно. Тогда он остается «по ту сторону» навсегда. Приятного в этом мало. Многие обитатели низлежащих миров предстают человеческому восприятию как чудовища.


    Следующую группу рас представляют те, мера любви которых приблизительно совпадает со степенью способности любить, данной людям. Защитные Силы не препятствуют им добраться до настоящей поверхности Земли, и они могут увидеть небо коренных жителей. Таких рас немного. Оставили существенный след лишь две. Это альвы (земное слово, оно произошло из «пришедшие из точка Альва»; предание Северной Традиции говорит о них, как об арктах, и речь о них пойдет ниже), а также эльфы (этимология та же), умеющие делать себя невидимыми и воспринимаемые людьми, поэтому, только как персонажи сказок.
    Имеется и еще несколько рас этой группы. Теперь о принадлежащих к ней пишут исключительно в жанре фэнтези. Но в средние века все было иначе. Теофраст Парацельс (XVI в.) утверждает в трактате «О нимфах, сильфах, пигмеях и саламандрах»: «Более благодати в описании нимф, нежели в описании медалей. И более благодати в описании происхожденья гигантов, нежели в описании придворного этикета. И более благодати в описании подземного горного народца, чем в описании фехтования и дамского угодничества… Хотя мы все от Адама, но существуют и племена, какие не от Адама… Знайте, что великаны и карлики могут сделать женщин от Адама беременными… Хотя они все суть монстры в отношении сил и размера, но сложены они могут быть неплохо».
    Швабский мудрец относился к этому своему трактату не менее серьезно, нежели ко всем остальным. А это были замечательные труды. Перу Парацельса принадлежат работы по астрономии, химии, богословию, медицине. Причем последние, количеством 50, принесли ему еще среди современников славу столь громкую, что его называли Лютером– в смысле революционером – в области медицины.

    И, наконец, третью группу существ представляют расы, способность к любви у которых превышает данную человеку.
    Им открывается горизонт более широкий, чем людям, и небеса их позволяют наблюдать светила, которые сокрыты от нас. Такие существа могут силою своего искусства проникать к нам и рассказывать про свои миры. Раз в несколько веков рождается человек, способный видеть и слышать таких пришельцев. А иногда даже и воспринять их способность видения вышних сфер и иных небес.

    Один из таких людей, Якоб Беме, образование которого ограничивалось начальными классами деревенской школы XVI века, писал «на память» о таком путешествии: «…небесные деревья и кустарники, непрерывно приносящие плоды свои, цветущие прекрасно и растущие в Божественной силе так радостно, что я не могу ни выразить того, ни описать; но я лишь лепечу о том, как дитя, которое учится говорить, и никак не могу правильно назвать… и однако это поистине и в точности так; я разумею не иное, как только то, что воспроизвожу здесь буквами» («Аврора, или Утренняя Заря в Восхождении», 1612).
    Но существует и еще одна группа рас. Та, на которую вообще не распространяется влияние Сил Защиты. Такие существа могущественнее, чем эти Силы, или же наравне с ними. У человечества сведений о них очень мало. О них писал Сведенборг (XVIII в.), автор трактата «Гиперборейский Дедал», в своем труде «Тайны Неба», широко используя стиль метафоры. И тем не менее нам об этих расах известно, по большому счету, лишь то, что они наделены предельной полнотою любви.
    Попробуем пояснить. Ведь мы воспринимаем любовь по преимуществу чувственно, переживательно. Они же обладают пониманием того, чтоесть это. Что есть Любовь. Что есть Бог… Поэтому, если такие существа пожелают оказаться на поверхности какой-либо из планет Космоса, им вовсе не потребуется никуда подниматься. Их странствия пролегают не через точку Альва. Они вполне постигли Единое – так, что даже Глубина и Поверхность для них едины. Поэтому перемещения их мгновенны.
    Но, тем не менее, такие существа являются представителям всех других рас всегда словно бы спускающимися с Неба. Ведь никакая раса не имеет небес, которые простираются выше, чем обитают знающие Единое.

    Так повествует Миф о Мирах Вселенной, и о мирах Миров, и о расах, которые населяют эти миры. Теперь, когда все это изложено, можно приступить непосредственно к наидревнейшей истории известного человечеству мира нашего Мира. Она же есть и история появления на Земле учения Замкнутого Креста.
    1996 (редакция 2007)

    Часть вторая. ГИПЕРБОРЕЯ

    Ортополис

    Слагая исторический эпос, человечеству свойственно расставлять вехи, как правило, лишь собственной своей деятельности. И тем не менее одна из рас Космоса, достигших настоящей поверхности Земли, оставила след в истории. В преданиях сокровенных Традиций, по крайней мере.
    Мы говорим об альвах. Земное это прозвание, как упоминалось, и означает «пришедшие через точку Альва». Их также именовали арктами или гипербореями – живущими за северным ветром. Последнее название было наиболее распространено. И это не удивительно: для всех народов Земли то место ее поверхности, где обосновались эта высокоразвитая цивилизация, оказывалось, именно, «за Бореем».
    То был материк Арктида, теперь давно как уже поглощенный водами Океана. Столица Гипербореи располагалась непосредственно около точки географического полюса Земли. Город именовался Пола, и на языке его жителей это означало «Покой». По-видимому, имени Пола обязаны возникновением слова полис (город) и Полюс. Древнейшие мифы греков столицу гипербореев именуют Ортополис. Дословный перевод этого слова есть «город Вертикали», то есть город Земной Оси.

    Но Пола не представлял собою, однако, город в современном смысле этого слова. Он был единой системой двадцати четырех малых и больших замков (неточное, но наиболее подходящее слово для обозначения многоуровневых сооружений арктов) по берегам внутреннего моря Арктиды – Великого Вращающегося Озера. Спланированные в соответствии с магическими законами стены не контрастировали с окружающей их природой. Не с первого взгляда можно было заметить мощные, покрытые скупой резьбой башни посреди оснеженных скал, располагающиеся так, что лишь ближайшие две находились в пределах видимости.
    Чем объяснялось такое географическое расположение столицы явившихся через точку Альва? Тем именно, что создавало наиболее благоприятные условия сообщения с этой Точкой. А значит – со всей Вселенной.
    То было применение магии символических соответствий. «Для странствия по Глубинам необходим Покой», говорят Книги Древних. Великий символ Покоя на любой планете есть ее ось. Она представляет луч максимума физического покоя: такую область, где всякая конкретная точка – от планетарной поверхности и до Альва – имеет угловую скорость движенья равной нулю. Ось есть небытие непокоя; она – Ключевой Покой, источник всякого истинного Движения. Горизонтальное мельтешение суть помеха, если душа стремится раскрыть для движения Вертикаль.

    Ось – Мировое Древо (или Древо Миров) – представляла важнейший священный символ гипербореев. Он изображался начертыванием круга, заключающего в себе крест, или же креста, имеющего круг около своего средоточия:

    Обозначалась так не только планетарная Ось, но и точка Альва – мистическое Средоточие Планеты. Теперь немногие знают смысл этого начертания, хотя оно известно специалистам-историкам, изучающим глифику, как древнейшее. Отдельные видоизменения его сохранились до наших дней.
    Кельтский крест:

    Разнообразные мистические «коло» борусков, бодричей, венедов и других племен Русова корня, а также и восточные мандолы:

    Символ, который употребляли гностики, а практикующие астрологию используют и сейчас:

    У этого знака два смысла: Планета Земля и Древо Жизни. На первый взгляд они трудно соотносимы. Но, как ясно из вышесказанного, Русская Северная Традиция сохранила ведение о том смысловом пространстве, в котором естественно обозначить эти понятия тождественным начертанием.

    Люди Оси

    Раса гипербореев утвердилась на Земле в начале минувшей эры Водолея. Нас, таким образом, отделяет от этого времени ровно Платонов Год (период, именуемый так, включает все 12 зодиакальных эпох, каждая из которых продолжается 2145 лет).
    Наружность пришельцев отличалась от вида коренного населения Земли незначительно. Поэтому люди называли гипербореев также людьми, но «людьми Оси» – асами (в отличие от «людей поверхности»). Именование Асы сохранилось во многих мифах, но позабыто происхождение его. В некоторых эзотерических школах, доживших до нашего времени, существует приветствие «Ос!», «Осе!». Оно является выражением почтения. Его используют, например, адепты элитных школ боевых искусств севера Японии. Десятки тысячелетий назад восклицание это означало: «О, я вижу, передо мной человек Оси!».
    Отличие во внешности состояло в том, что чистокровные альвы были выше и стройнее землян, и кожа их была еще более светлой, чем у представителей земной белой расы. Мужчины альвов не имели бород. Поэтому древними греками бог Аполлон (раннее произношение имени его – Полон), покровитель Полы и всего Севера – изображался без бороды, в отличие от Зевса и большинства других олимпийцев мужского пола. Поэтому и волхвы руссов, наследовавшие сокровенное знание Полярного Континента, бороды не носили (исключение составляли жрецы Чернобога). Волхвы и кудесники на древних славянских миниатюрах отличаются от иных людей, в обществе которых изображены, отсутствием растительности на лице. Обычай адептов Северной Традиции не носить бороду и усы сохранился до времен князя Владимира и, далее, до Петра. Последний в пылу реформ уничтожил бороды вообще у всех и отличие сделалось незаметным.

    Одним из главных занятий людей Оси было странствовать по Мирам Вселенной, умножая свои познания. И человечество запомнило их как Странников. (Не потому ли на Руси таким почтением пользовались калики перехожие – странники? Их почитали вещими мудрецами. Такое восприятие идет еще со времен Великого Коло – союза стран северного полярного круга, сердцем которого был континент Арктида. Слово «калика», кстати, и происходит от слова «коло», а не от латинского «калига» (сапог), и, тем более, не от слова «калека».) Для большинства своих жителей город Пола представлял только базу, место для регулярных встреч. Они совершались каждое Полнолуние или, по крайней мере, каждое Равноденствие. Странники собирались вместе, чтобы поведать о виденном и принять участие в мистериальных праздниках, которые у гипербореев как раз приходились на эти дни.
    Все остальное время большинство арктов проводило в исследованиях иных миров, принадлежащих как Миру планеты Земля, так и других планет Солнечной системы и за ее пределами. Магическое искусство странствий «в обход материи» было делом опасным. Обыкновенно существа миров меньших радиусов испытывают ко всему, что появляется в их жизненном пространстве свыше, жгучую неприязнь. Поэтому желающий обрести свободу в пространстве всего Творения, сделать для себя доступными все Миры, которые сотворил Бог, – может рассчитывать на успех не прежде, чем пройдет ад. Иначе не добраться до точки Альва от поверхности своего мира.
    Искусство позволяет лишь сократить время, в течение которого приходится дышать адским воздухом. Здесь многое зависит от стабильности потоков особой тонкой субстанции, первопричины материи и энергии, благодаря которой вообще возможен «обход» материи. Потоки эти постоянно меняются синхронно с расположением планет в небе. Но все-таки они наиболее стабильны и управляемы в пространстве Покоя, которое и представляет собою Ось.

    Магия гипербореев позволила постепенно создать практически стабильный поток тонкой субстанции – Осевой Туннель, который начинался над точкой Полюса и заканчивался в точке Альва. Это был путь, веками обеспечивавший сообщение с Глубинами двенадцати основных тел Солнечной системы.[1] А также и с Глубинами звезд – двенадцати основных созвездий, оказывающих влияние на события на Земле.
    Самое вещество Планеты, пронизываемое из века в век энергиями взаимодействия Глубин миров, подверглось изменениям в этом месте. Стихия земли претерпела некоторое разрежение у поверхности, тогда как воздух над Полюсом, наоборот, оказался несколько уплотнен. Огонь мог в этих местах рождаться как бы из ничего. И пламя его было менее жарким, а свет, напротив, более ярок и бел и, словно солнце, слепил глаза.
    Водная стихия постепенно вытеснила земную в области, расположенной вокруг точки Полюса. И в центре континента образовалось внутреннее море, а в середине его дна – яма, затягивающая воды мирового Океана в лабиринт планетарных недр. То было время формирования нескольких подземных морей. Эти акватории существуют и до сих пор, хотя о них в наше время едва ли известно кому-либо вне Традиции.
    В северных землях нашего континента несколько веков назад еще можно было услышать легенды про «вращающееся озеро» – родителя «морей тьмы». Потоки вод, все время поглощаемых лабиринтом гигантских сообщающихся пещер, нашли в нескольких точках земной поверхности обратный путь и поступали снова в мировой Океан, неся уже на себе след огненного дыханья ядра Планеты. Теперь эта циркуляция выродилась, но сказывается и до сих пор на расположении теплых опоясывающих Земной шар течений.
    Четыре мощных протока проложил Океан к внутреннему морю Арктиды. Поэтому земля ее приняла форму составленной как будто из четырех островов. Она напоминала пространство, ограниченное крестом, заключенным в круг. Геометрическим центром континента-архипелага был гигантский водоворот в середине его небольшого внутреннего моря, и расположением он соответствовал точке Полюса.
    По-видимому, именно форма суши Арктиды определила вид начертанья знака Древо Миров. И то же можно сказать о знаке Замкнутый Крест – символе эзотерического учения посвященных Полюса. Он представляет собой умножение и комбинацию различных частей знака Земной Оси.

    Храм странствия по мирам

    Точно над самым Полюсом, над жерлом Великой Впадины располагался Храм Странствия по Мирам. Он представлял средоточие духовной силы континента Арктида.
    Те, кто его возвели, были обладателями магического искусства. Им было известно о таких законах Пространства, о которых цивилизация, современная нам, ничего не знает. Мудрость гипербореев позволяла воздвигать здания, не требующие опоры. Величественное каменное тело Храма парило в воздухе…
    Он был неподвластен времени. Шли века, но черная огромная тень его по-прежнему падала на недвижно мчащиеся водяные стены невообразимой воронки. Она имела форму креста, его тень, и множилась и мерцала, отбрасываемая каждый раз чуть иначе сполохами небесного огня, непрекращающимися над горизонтом внутреннего моря Арктиды…

    Знак этого Храма Странствий дошел и до наших дней. Он представляет собой Вращающийся Крест – коловрат.
    В гиперборейские времена он знаменовал принадлежность городу Пола. Исконный способ начертания коловрата позволяет угадать символическое изображение тени Храма-Креста, падающей на Великий Водоворот.
    Интересно, что именно такое начертание было использовано в эмблеме немецкого тайного «общества Туле», основанного в 1918 году. Туле – Сокровенный (Тайный) – это название одного из островов континента-архипелага. Шире – Гипербореи в целом.

    Сознание представителя любой расы, вступающего под своды храма, претерпевало временные изменения. Любое движение представлялось ему замедленным. И пропадало желание говорить, как если бы внезапно отнимался дар речи.
    Но самое чудесное было то, что гиперборейский Храм Странствий не представлял собой трехмерное тело, как всякие вещи мира. Храм был четырехмерен. Поэтому его внутреннее строение представлялось всем, кто не обладал мудростью высшего Посвящения, как бесконечной сложности лабиринт.
    И в этом странном пространстве можно было поставить четыре жезла перпендикулярно друг другу. Так, что они образовывали невероятную в пространстве привычной мерности геометрическую фигуру: правильный восьмиконечный крест. И жезлы сразу же как бы теряли вес… Такую же точно форму имел сам Храм. И с этих праисторических времен этот знак – Восьмиконечный Крест – являет собою символ высшего Посвящения.

    Государственное устройство

    Жизнь и государственный строй гипербореев стабильны были настолько, что люди воспринимали эту расу как бессмертных богов, решивших основать на Земле свой город. Предание говорит об империи гипербореев. Но это не совсем точно. «Империя» – лишь наименее неподходящий термин из всех, какие можно применить к описанию их государственного устройства. Приемы общественного строительства этой расы принципиально отличались от таковых у людей.
    Да, у гипербореев была совершенно незыблемая иерархия. Но это было единственное, что люди смогли вообще заметить. И то было лишь «поверхностью океана». Один и тот же гиперборей мог под одним именем быть известен как князь, а под другим – как слуга раба. Сословные привилегии у гипербореев различались до чрезвычайности. Однако же достоинство личности, как это видно хотя бы уже из сказанного только что выше, в принципе не могло быть как-либо связано с общественно-иерархическим статусом. Тем более, что технология и магическое искусство, высоко развитые в Полярном Царстве, практически исключали необходимость какого-либо однообразного, отупляющего труда.
    Люди Оси едва ли смогли бы понять такие человеческие устремления, как жажда славы или же власти. По-видимому, они достаточно наигрались в эти игрушки в Мире, откуда пришли на Землю, да там и бросили их. Однако и у гипербореев существовала некая жажда, способная подчинить устремления и мысли абсолютного большинства. А именно: желание овладеть искусством ясного чувствования Бога. Так можно приблизительно обозначить на человеческом языке стремление, врожденное этой расе. Язык же альвов имел специальное слово для выражения его: Тиу. Оно записывалось одним единственным руническим знаком: обращенная вверх стрела. Возможно, слово турийя, которое, на санскрите, означает состояние сознания наивысшее из возможных, есть отголосок этого слова арктов.

    Статус и передача имени

    Жажда обрести Тиу была источником энергии для большинства видов деятельности гипербореев. Такой исток имела их приверженность к странничеству. Она же заставляла и принимать на себя ту или иную должность, какой-либо статус в обществе. Аркт ограничивал себя обязательствами или обеспечивал себе привилегии лишь в том случае, если верил, что сообщает своей душе таким образом некий материал, с помощью которого она сможет построить «лестницу к Тиу». И если для «ступеней лестницы» начинал требоваться материал иной, гиперборей расставался с имеющимся у него социальным статусом и обретал новый.
    Это не создавало хаоса в жизни государства и общества. Как и в человеческих государствах, имя и титул были связаны неразрывно. Они наследовались, и вместе с ними наследовались и большинство должностей, обеспечивая неукоснительную преемственность. Но у гипербореев существовал особенный мистический ритуал – передача имени. Передающий и принимающий имя должны были перейти навстречу друг другу глубокий ледяной поток. Один и тот же гиперборей мог одновременно иметь и два, и три имении.
    Душа и статус, благодаря этому, не связывались жестким образом. Передаваемое имя служило и разделяющим, и связывающим звеном. У гиперборея-мистика, желающего обрести Тиу, не было даже особой необходимости уходить от мира, как это делают подвижники из людей. Должности Полярного Царства как бы исполняли сами себя, а души его граждан жили в основном внутренней своей жизнью. При определенных условиях гиперборей мог даже и не передать, а просто освободить имя. Тогда он переходил поток в одиночестве. И это тоже не вызывало хаоса в государстве. «Громкие» имена Полярного Царства недолго оставались свободными, а высоко развитые магия и технология делали возможным варьирование в широких пределах числа второстепенных имен, задействованных в социальную ткань.

    Культура Тайны

    Рассказ о государственном укладе такого рода сегодня мы бы восприняли как утопию. «Такого не могло быть!» – и привели бы примеры экономического и политического и, главное, психологического характера. Интриги, зависть, подсиживание…
    Но современный человек здесь едва ли способен выступать в роли квалифицированного судьи. Было нечто, принципиально отличающее Гиперборею от всякой из человеческих культур. Суть этого отличия можно обозначить двумя словами: культура Тайны. Она была атмосферой, делающей возможным живое дыхание чудес Полярного континента. И без нее их действительно не могло бы быть.
    Краеугольный камень гиперборейской цивилизации представляла следующая максима: дела двоих не могут касаться третьего. Она воспринималась как нечто, само собой разумеющееся, как аксиома.

    Сегодня нам представляется естественным знать о своих знакомых все или почти все. Но представителю гиперборейской культуры интересоваться чем-либо о человеке, что не имеет отношения непосредственно к его отношениям с ним, не пришло б и в голову. Сведения подобного рода виделись ему чем-то вроде инфекции, распространяющейся за счет отвлечения у души сил, необходимых, чтобы обрести Тиу.
    Как отвечаем мы на вопрос, что представляет собой N.N.? – Отец таких-то детей, муж такой-то женщины, начальник над такими-то подчиненными… Но гиперборей мог бы ответить на такой вопрос лишь одно: это человек, с которым у меня такие-то и такие-то отношения.
    Для представителя современной цивилизации Земли жизнь в условиях такой тотальной неинформированности была бы просто немыслима. Мы не доверяем людям, имеющим какие-то тайны. «Честному человеку нечего скрывать» и т. п. Мы требуем от своих ближних максимальной информационной прозрачности, даже не замечая этого, по привычке. Культура Тайны есть что-то нам совершенно чуждое.

    Тем не менее. Нас может иногда раздражать, что в нынешнем обществе рассказать что-либо одному – это почти всегда то же самое, что и рассказать всем. И наиболее тонкие, наиболее глубокие движения души мы все-таки хотели бы хранить в тайне.
    Ведь именно сокровенное – пусть и не ото всех и до времени – представляет собой настоящую жизнь души. «И Свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин, 1:5). Истинный Свет являет себя во тьме, ни мало не страдая от этого в своем качестве.
    Такая мысль обнаруживается в текстах любой серьезной Традиции. Чего это отголосок? Практика монахов-молчальников, помимо более глубоких аспектов, являет собою также и попытку смоделировать эту светоносную «тьму», противодействовать постоянно длящейся «освещенности», диктуемой атмосферой цивилизаций более поздних, нежели гиперборейская.

    Свершение справедливости

    Культура Тайны обеспечивала стабильность государства гипербореев. Любые отношения между личностями были тайной для общества, и тайна эта была священна. В таких условиях в принципе не могли сложиться какие бы то ни было кланы. Ни сословные, ни семейные. Известный бич государств – внутриполитические проблемы, или, говоря проще, межклановые «разборки» – в Гиперборее был никогда не ведом.
    Поэтому неведома была Полярному царству и оборотная сторона этой же медали – тоталитаризм. В условиях, когда не существовало ни политических партий, ни даже просто интригующих группировок, у государства вообще не имелось предлогов для организации любого рода «спецслужб».
    Полярное Царство и не стремилось к этому. В нем не существовало проблемы «личность и государство», «личность и общество». Межличностные же проблемы – «учитель и ученик», «слуга и господин», «мужчина и женщина» – разрешались, если они возникали, освобождением имени.

    Пожалуй, культура Тайны из всех возможных общественных и государственных проблем не устраняла условия только для одного их вида. А именно – для проблем уголовных. Более того, «прятать концы в воду» преступникам в обстановке тотальной неинформированности было намного легче.
    Тем более, что в государстве Оси не существовало ни тюрем, ни судейского разбирательства. Был только титул Воин Закона. Не должность, а, именно, сословное звание, и чтимое притом весьма высоко. Носитель его был обязан определить преступника силой своего разума и искусства. И все, что мог он предпринять далее – это принудить обличаемого к поединку. Судебный бой происходил при строго определенных условиях. Сейчас бы их назвали магическими. Считалось, что победить в этом единоборстве насмерть не может тот, кто не прав. Ни преступник, если обличение справедливо, ни Воин, если бы он ошибся или же вздумал возвести ложное обвинение.
    Именно с тех времен сохранился и долго существовал в истории канон «поля», или «суда Божьего». В его основе лежит судебный поединок: виновность или ее отсутствие доказывается поражением или победой в условиях, что исключают применение нечестных приемов. Название такого поединка «поле», которое было принято на Руси и в некоторых других землях Севера, восходит, вероятно, к имени стольного града арктов.

    Хранители Круга Внутреннего

    Что интересно, несмотря на такую простоту устроения механизма юстиции, убийства и грабежи были в Гиперборее событием чрезвычайно редким. И это не удивительно, если вспомнить, что средний гиперборей стремился обрести Тиу с таким усердием, с каким современный человек желает заполучить богатство, славу или же власть. Слово «совершивших построение Лестницы», то есть обретших Тиу, было в Гиперборее значимо, а говорили они всегда: кто причиняет обиду более слабому, кто нарушает правила поединка, кто распоряжается не принадлежащим ему – тот никогда не завершит Лестницу!
    Для современного человека невероятно, чтобы на обстановку в обществе серьезно влияли просто слова – пусть даже и каких-то обретших. Но это лишь потому, что мы сегодня практически не знакомы с тем, какую силу имеет слово, произносимое с искренней убежденностью глубокого ведения.
    Часто ли нам случается ясно и до конца знать, что это есть истина – то, что мы говорим – и почему именно это есть истина? Для большинства из наших современников честным ответом будет, что не особенно. Мы чаще автоматически повторяем «истины» с чужих слов. Просто говорим то, что «вроде бы правильно», чтобы добиться желаемого нам поведения партнера по той или иной жизненной ситуации. Мы разучились задумываться, что есть истина. И мы настолько отвыкли вглядываться в ее лицо, что мало чем отличаемся от Пилата, задавшего риторический вопрос «что есть истина», когда перед ним стояла Сама Истина во плоти!

    Описываемое же нами общество существовало за десятки тысячелетий до Христа и Пилата. Его душою была культура Тайны, а ведь она, как ничто, способствует внутренней концентрации, нераспылению внимания вовне. То есть, отношение людей к истине, к ее поиску тогда было совсем другое.
    Хранители Круга Внутреннего – так именовали обретших Тиу – очень хорошо знали, что они говорили. Они не произносили ни одного слова из пусть абсолютно благих, но чисто морализаторских побуждений. Они всегда могли доказать – по крайней мере тому, у кого достаточно умственных способностей для восприятия доказательства – что то, что они говорят, есть так и всецело так.
    Их доказательства не все могли воспринять, но большинство современников умели ощутить как бы дыхание истины, сопутствующее Хранителям. Отсюда было два круга учеников – Круг Внутренний и Круг Внешний (и с этих давних времен любое мистическое учение подразделяется на эзотеризм и экзотеризм).
    Высшего посвящения удостаивались далеко не все. А большинство и не стремились к нему, полагая вполне резонно, что каждому дается по его мере и в этом смысле никто не выше, никто не ниже. Работа по управлению государством, занятия наукой, искусством или ремеслами не хуже перед лицом Всевышнего Единого Бога, чем труд Хранителей.
    Но некоторые из тех, кому отказано было в посвящении в Высшую ступень, рассуждали совсем иначе. Их самолюбие было уязвлено, и они хотели сами создать учение, пусть даже несостоятельное по истине, но такое, что позволяло бы им представить в лестном для себя свете свое невхождение во Круг Внутренний.
    Так зародилась духовная оппозиция учению Замкнутого Креста. И это, в конечном счете, привело к основанию в экваториальной области Планеты независимой островной колонии.
    1996 (редакция 2007)

    Примечания

    Их также именовали арктами или гипербореями – живущими за северным ветром. Последнее название было наиболее распространено. И это не удивительно: для всех народов Земли то место ее поверхности, где обосновались эта высокоразвитая цивилизация, оказывалось, именно, «за Бореем».
    Некоторые полагают: коль скоро слово Гиперборея – греческое, то и располагалась эта страна за северным ветром греков. То есть, что мифы их говорят всего лишь о какой-то земле к северу от Эллады. И подозрение падает на Аратту – античное государство, существовавшее в междуречии Днестра и Днепра.
    Но греческие мифы называют столицей Гипербореи Ортополис. Дословно это название переводится: город Вертикали, то есть город Земной Оси. И эта тема Оси встречается в мифологических названиях тем определенней, чем дальше к северу. Наиболее известные примеры суть Асгард, город богов, и Оз – легендарная страна магов. И наш родной язык более, чем какой-либо другой, дает почувствовать смысл подобных названий. Ведь аркты есть предки руссов, около двадцати тысячелетий назад пришедшее на север Евразии. Где, кстати, еще полтора-два века назад жили остяки – племя, поражавшее исследователей древностью и развитостью своей мифологии. Что интересно, до времен Ермака всех разноплеменных жителей Сибири именовали на Руси остяками. Сами же они так называют русских из своей Среды по сей день.
    Названия, вообще, говорят о многом. В том числе и Аратта, о которой упоминалось выше. И Аркаим. И Аркадия (легендарная «страна блаженных»). Все они содержат корень АР, указывающий Арктиду. Возможно, что они начинали существование в качестве колоний гипербореев. Ведь землю этих последних отделяло от Евразии только Белое море. Что интересно, сей корень АРК или АР присутствует в большинстве слов, обозначающих сакральное или древнее. Аркан (тайна – лат., а также это слово сделалось названием карты Таро), арт (искусство – англ., в древности означало, по преимуществу, магическое искусство), архонт (арконт – маг, властитель, царь-жрец), архаика (древность), арий (благородный), аристократия (власть благородных). Древняя руна Ар

    представляет собою Вертикаль, Ось, поддерживаемую справа. Для посвященных она есть один из символов древнего Православия, то есть прославления Прави. Значение руны Ар велико, потому что ее начертание помогает приоткрыть саму тайну Триединства Бога Всевышнего. Но это требует отдельного обстоятельного рассказа.
    Раса гипербореев утвердилась на Земле в начале минувшей эры Водолея. Нас, таким образом, отделяет от этого времени ровно Платонов Год (период, именуемый так, включает все 12 зодиакальных эпох, каждая из которых продолжается 2145 лет).

       Время начала астрологических эпох:
    Водолея – 23 760 лет до Рождества Христова
    Козерога – 21 600 лет до Р.Х.
    Стрельца – 19 440 лет до Р.Х.
    Скорпиона – 17 280 лет до Р.Х.
    Весов – 15 120 лет до Р.Х.
    Девы – 12 960 лет до Р.Х.
    Льва – 10 800 лет до Р.Х.
    Рака – 8 640 лет до Р.Х.
    Близнецов – 6 480 лет до Р.Х.
    Тельца – 4 320 лет до Р.Х.
    Овна – 2 160 лет до Р.Х.

    То было время формирования нескольких подземных морей. Эти акватории существуют и до сих пор, хотя о них в наше время едва ли известно кому-либо вне Традиции.

    В изданиях «Планетарного Мифа» с 1999 по 2003 годы мы оставляли эту фразу без комментариев. Но в нынешнем 2007 о подземных акваториях, кажется, начинает становиться известно и официальной науке. Так, Майкл Вайсешн, профессор сейсмологии Вашингтонского университета в Сент-Луисе и его сотрудник Джесси Лоуренс обнаружили, что данные анализа сотен тысяч сейсмограмм неопровержимо свидетельствуют: под восточной частью континента Евразия и под Северной Америкой располагаются огромные резервуары воды, вмещающие ее не менее, чем Северный Ледовитый океан. Эти великие пещеры, вмещающие моря, залегают на глубине от 1200 до 1400 км.
    Исконное начертание коловрата… было использовано в эмблеме немецкого тайного «общества Туле», основанного в 1918 году. Туле – Сокровенный (Тайный) – это название одного из островов континента-архипелага. Шире – Гипербореи в целом.

    Его эмблема интересна не только этим. Известнейший рунолог В.А. Чудинов, председатель Комиссии РАН по культуре Древней и Средневековой Руси считает, что ее рисунок содержит тайнопись. Внимание Валерия Алексеевича привлекли ветви, изображенные на эмблеме. Он пишет: «Вполне можно принять расположение листьев за надписи рунами. Однако, это не германские руны. Может быть, это русские руны? Попытку такого прочтения я предпринял. Результаты превзошли все мои ожидания. Оказалось, что все детали рисунки читаются с помощью рун Макоши и Рода. Руны, образуемые расположением листьев на левой ветви, прочитываются ГИПЕРБОРЕЯ. Правая образует слова ИСТОКИ МИСТИКИ. Переплетение трех черенков и ветвь третья читается как слова ЗА РУСЬ ТУЛЕВУ („Вселенная русской письменности до Кирилла“, М.: Альва-Первая, 2007, с.498). Как видим, по крайней мере в лице своих мистиков Пруссия (По-Руссия) не всегда забывала древние свои корни. Тем более непростительно, что некоторые из этих людей сотрудничали потом с фашистским правительством, которое навязывало глупые байки о том, кто есть „истинные арийцы“.
    По-видимому, именно форма суши Арктиды определила вид начертанья знака Древо Миров. И то же можно сказать о знаке Замкнутый Крест – символе эзотерического учения посвященных Полюса. Он представляет собой умножение и комбинацию различных частей знака Земной Оси.
    Знак, именуемый Замкнутый Крест или Кресень-Коло, имеет многочисленные прочтения.


    Он может быть воспринят как три креста, слагающие один крест. И в этом смысле он символ Бога Триединого Всевышнего. В наше время, когда начинается эра Водолея и христианство сделалось мировой религией о Триединстве Всевышнего известно немалому числу людей на Земле. Так обстояло дело и в прошлую эпоху Водолея, однако в зодиакальные эры, что протекли между, многие народы утрачивали ведение о Триединстве, а некоторые – даже и о самом Всевышнем! Но руссы, перенявшие знание непосредственно у гипербореев, не переставали никогда именовать Его «Великий Триглав».

    Знак Замкнутый Крест может быть прочитан и как Древо Жизни в окружении Чаши и Трех Крестов. Для посвященных такое прочтение суммирует основные понятия учения Замкнутого Креста и его пророчества. Оно же и приводит на память знаменитую «Троицу» Андрея Рублёва: Три Ангела, Чаша, Древо. Расположение величественных фигур около стола имеет образом коло, круг. И это несмотря на то, что византийский канон письма Троицы был строго изокефален, то есть «равноглавен»: Ангелы должны были писаться по одну сторону стола… Сопоставление иконы и символа отнюдь не столь произвольно, как подумают некоторые. Ведь Кресень-Коло известен был православию не только ведическому, но также и христианскому. Его детальное изображение можно видеть, к примеру, над вратами храма Петра и Павла в Кожевниках (Новгород), воздвигнутого в 1406 году – всего на 20 лет раньше, чем была написана «Троица». Вполне возможно, поэтому, что под кистью христианского мастера развернулся в икону древнейший гиперборейский символ.

    Обозначалась так не только планетарная Ось, но и точка Альва – мистическое Средоточие Планеты.

    Приводим здесь пример такого обозначения, дошедший до наших дней. Этот рисунок скопирован из книги А. Иванченко «Путями великого россиянина» (СПб.: Белые Альвы, 2006). Слева на нем представлен чертеж, скопированной автором из русской волховской книги «Лад Сварожья». Она была показана Иванченко волхвом Зораном. И книге этой, говорил волхв, три тысячи лет (она изготовлена необычным способом, обеспечивающим очень длительную сохранность – Иванченко подробно его описывает).

    Итак, слева расположен чертеж планеты Земля, из которого можно видеть, что наши предки прекрасно знали точную ее форму. Планета не представляет собою правильной сферы. Поскольку ее движение вокруг Солнца – слева направо, северный полярный район являет собой небольшую выпуклость, южный, соответственно, впадину. Причина этого во взаимодействии сил космической и геофизической механики. Американские ученые разобрались в нем, после того как их тончайшие измерения из космоса показали, какая есть на самом деле форма Земли (чертеж американцев приводится, для сравнения, на рисунке справа). Не правда ли, это еще одно (помимо карт Меркатора) неопровержимое доказательство, что наши предки унаследовали Ведение от космической цивилизации?
    Но больше нас интересует сейчас другое. Обозначения на древнем чертеже, о которых ничего не говорит Иванченко. Центр – точка Альва – обозначена своим знаком:

    В него же включена надпись:

    Она исполнена рунами арктов (В.А. Чудинов называет их «руны Макоши», см. его книгу «Русские руны» – М.: Альва-Первая, 2006). Читается надпись так: ЛИШЬ ЗЕ КИ. Это есть краткая форма записи указания: «лишь здесь ключ» (ср. английское key (ки) – ключ). Смысл ясен: во всей Планете лишь одна точка – Альва – есть ключ ко вратам Вселенной. Рассказ обо всех знаках этого чертежа древних руссов мог бы составить отдельную небольшую статью. Остановимся лишь еще на одном из них:

    Эта руничная вязь читается МАШЬ. Значения: «Макошь», «мать». Знак МАШЬ присутствует на чертеже в обозначении каждого из магнитных полюсов Планеты и нигде более. Еще два века назад поморы – население русских северных побережий – называли компас не иначе, как «маточка» (отсюда и название пролива Новой Земли «Маточкин шар»). Случайным это совпадение быть не может.
    Все сказанное выше доказывает: Иванченко действительно перерисовал чертеж из древней волховской книги. Потому что ни в Русскую Северную Традицию, ни в руны арктов (Макоши), посвящен он не был, как это можно видеть из его собственной книги (Иванченко был посвящен в иную систему письма, «протоэтрускую», которую и полагает исконной). Следовательно, имитировать знак точки Альва на правильном его месте и прочее он просто не мог.

    Часть третья. ВОЙНА ГИПЕРБОРЕИ И АТЛАНТИДЫ

    Разрыв

    Расцвет Арктиды, основанной в канун минувшей эпохи Водолея, продолжался в течение всего ее времени. Слово духовенства было весомо. Граждане учились отрешенному созерцанию, и это сообщало им такую внутреннюю устойчивость, что неминуем был успех любых дел.
    Но души некоторых противились общей настроенности на Вышнее. Такие боготворили бездну, первоначальный хаос, и не желали кланяться Небесам. И было их не так уж и мало. Кумиром их, противоположным покою и созерцанию, были безотчетныйпорыв и тьма. Такое настроение духа разделяло и несколько влиятельных деятелей государства. За это получили они прозвание темные князья и позднее – темные короли. Духовное бунтарство их вызрело к началу эпохи Козерога и проявилось в том, что эти, темные альвы порвали со своей родиной и ушли в изгнание. По крайней мере, именно таким словом назвали они впоследствии свой исход, хотя никто к нему их не побуждал.
    Отвергнувшие своих основали город на побережье большого острова близ Экватора. То был не случайный выбор. И обосновывался он не одними только соображениями рассудка. Тропический пояс есть область максимальной угловой скорости вращающейся планеты. И в этом смысле он символ максимального непокоя. Метафора экзальтации. Порвавшие с Учением предков, с Покоем Полюса – намеренно призывали на себя покровительство противоположных сил.

    Туземные племена противились утверждению альвов на их земле. Блеснула череда войн – быстрых, победоносных. Впрочем, эти скоротечные стычки не столько походили на бой, сколько на триумфальную демонстрацию невиданного оружия. Завоеватели проявляли сдержанность в применении силы. Понятие необходимого минимума тогда им было еще не чуждо. Конечно, это если судить по меркам нашего времени. Но современники их родичи, светлые альвы, считали дело отпавших жестоким и неразумным.
    Тогда же были заключены некоторые союзы, давшие начало династиям. И древнее население острова, и пришельцы расценивали их как успех. Местные аристократы искали родства с «могущественными белыми». Эти же последние привечали черных колдунов и царей, желая «воспринять непосредственность и освежить кровь».
    Бывшие гипербореи не покоряли новую землю. Они лишь завоевывали жизненное пространство. Они добились того, что на их безопасность не посягал никто, опасаясь гибельного возмездия. И думали остановиться на этом. Однако племена острова постепенно сами склонились под их державу. Местные вожди рассчитывали таким образом победить в давних междоусобицах. Иные даже и покупали подданство.

    Новая империя окончательно сложилась в последние века Инку, как именовали тогда эру Индрика (Козерога). Остров, когда он перешел полностью под владычество темных альвов, начали называть От-Лен (позднее – Ат-Лант), что означало Отпавшая Земля или Земля Отпавших.
    Столицей экваториальной империи сделался Посейдонис (древнейшее название его было Нор или Нарал-Нор.) Об этом городе говорится подробно в диалогах Платона Тимей и Критий. Весь город прорезали широкие судоходные каналы, которые скрещивались под прямым углом в его центре. Защиту города составляли три концентрические правильные кольца стен. Каналы эти и стены, накладываясь, образовывали гигантскую фигуру, напоминающую гиперборейский знак Ось, Альва, Древо Миров. А над пересеченьем каналов, на своде о четырех столпах высился, в золотом сиянии, храм Посейдона – властителя переменчивой, неспокойной морской стихии. Жители города называли этого бога Нарал (созвучие с именем русской богини Мара едва ли представляет случайность).
    Огромный иероглиф Оси, нанесенный на поверхность Планеты вблизи экватора, означал перпендикуляр к древнему Осевому Туннелю гипербореев. Отпавшие противопоставляли искусству родичей свое собственное искусство странствия по мирам. Ключом, отпирающим двери в иные сферы, стало для них экстатическое исступление. Однако, им оказались доступны только сферы меньшего радиуса – миры нисходящего ряда Мира Земли. Добраться до точки Альва атлантам (так стали называть прежних гипербореев, отпавших) было практически невозможно. Магические пути темных и светлых альвов разошлись навсегда.

    В первые века эпохи Стрельца два царства – Гиперборея и Атлантида – практически сравнялись в могуществе. Экваториальное представляло собой, по происхождению, колонию Полярной страны. Но колониальной зависимости народ атлантов, конечно же, никогда не знал. Между государствами существовало лишь тонкое взаимосоотношение на духовном уровне. Так связаны противоположные аксиомы. Соотнесенность такого рода ускользает от поверхностного рассудка, но проявляется ее сила властно, неумолимо.
    Тому есть выразительный пример из области геометрии. Аксиома Евклида: параллельные прямые не пересекаются. В системе, названной именем этого геометра, она есть краеугольный камень. Но всякое аксиоматическое утверждение рождает противоположную аксиому самим бытием своим. Поэтому появляется Лобачевский, который провозглашает: параллельные пересекаются в бесконечности. Системы Лобачевского и Евклида сосуществуют – несоприкосновенно, и потому мирно. И даже в результате соседства их каждая получается очерчена более выразительно, как бы оттенена другой.
    Идейно Гиперборея и Атлантида являли собой такие «противоположные геометрии». В центре внимания той и другой цивилизации была магия. Лучшие умы тех и этих посвящали жизнь исследованиям скрытой энергии бытия – более фундаментальной Силы, чем те, которые принято в наше время именовать «естественными». Северу и Югу был хорошо известен Закон магического: Когда сознание организует работу свою иначе, нежели диктует повседневные обстоятельства – новые возможности открываются человеку. Отбрось ориентацию на обыденное – и ум окажется чуток на не замечаемые раньше закономерности бытия. В этом соглашались адепты Полюса и Экватора. Но далее они расходились непримиримо.

    Обыденное не позволяет сознанию видеть сокровенное Жизни, констатировали посвященные Севера. Рассудочный горизонт узок. И делали из этого вывод: необходимо подняться выше уровня повседневности; то есть возвысить разум – и ему откроется смысл всего.
    Утилитарная злоба дня сковывает сознание, соглашались адепты Юга. Но предлагали решение прямо противоположное. Следует, говорили они, броситься безоглядно в бездну страстей души, лежащую много глубже рассудочной поверхностности обыденного.
    Атланты приводили в пример дерево и его корни, уходящие вниз. Гиперборейцы же возражали: дерево сокровенного – истинное Древо Жизни – тем и отличается от растений, видимых очами физическими, что корни у него погружены в Вышнее. Поэтому щиты рыцарей Полярного ордена, посвященных в Тайное, нередко украшались изображеньем дуба, выросшего корнями вверх… Действительное познание познает и свои границы. А именно – что есть вещи, которые не имеет смысла познать в деталях.

    Метафора противунаправленных деревьев оставила прихотливый след в мифологии человечества. Есть поздний вариант ее в Библии, как это общеизвестно. И разновидность ее же есть кельтское сказание о Кад Годдо – то есть войне деревьев. Заметим, что след метафоры сохраняется тем надежней, что он приводит, в итоге, к первоисточному символу Мирового Древа. К ведению о том, как именно сотворяет Сознание это Древо Миров – как правильное, так и неправильное (подробнее об этом говорится в работе одного из нас «Учение гипербореев»). Друиды (дословный перевод с валлийского: люди дуба), то есть волхвы кельтов, сохранили почти без потерь символическое изображение развертывания Мирового Древа, которое мы здесь и приводим (что интересно, волхвы и некоторых других народов именуются так, что русский слух улавливает намек на ведение о Древе: дравиды, дервиши).
    Горние пути открывает совершенный Покой. Он даруется оставлением страстей и предельно ясным, развеивающим любую тень осознанием. Вот здесь и пролегает граница. Наследующие Южному посвящению преимущественно чтут нижний мир. Таинственное Преисподнее Царство, как называли его «наивные» наши предки. Дорога к обладанию мощью нижнего мира пробивается взрывами экстатической экзальтации, напряжением нервов, отказом осознавать.
    Так утвердились исконные два магические пути: вниз и вверх. И каждый открывает и по сие время идущему игру таких сил, о существовании которых и не подозревает не делающий шагов («естественные» явления – это лишь панорама, обозреваемая из множества положений полуосознанности, а значит, практически, неподвижности).

    Вдоль этих магических путей и сформировались – идейно и географически – две великие параллели:
    Вышнее – Трезвение Ума и Покой – Север.
    Низлежащее – Страстное Исступление и Экстаз – Юг.
    И до сих пор на географических картах любой страны Север изображается наверху, а Юг снизу.

    Противостояние

    Обе империи представляли силу могущественную и непреклонную. И это был уже зародыш конфликта. Но, тем не менее, еще около двух тысячелетий на Земле продолжал быть мир. Во времена эпохи Стрельца идея планетарной войны казалась чем-то невероятным, как бред безумца.
    Небесный Кентавр покровительствует не воле к взаимоуничтожению противунаправленных Систем, а своеобразному их взаиморазвитию. (Почему? Ответ на этот вопрос даст книга одного из нас «Русская Тайна. ОБРУЧ ПЕРЕРОЖДЕНИЙ», которая выйдет в свет в издательстве «Альва-Первая». В ней излагается Звездосчет – основы гиперборейской астрологии, иногда называемой астрософия.)
    Каждая сторона находила в существовании рядом духовно противоположного мира как бы точку опоры. Такое было возможно, поскольку сферы влияния Севера и Юга граничили, но не пересекались. Эти «антимиры» были, фактически, несоприкосновенны. Каждый представал для другого чем-то лишь наподобие «страшной сказки». Однако – вполне реальной и потому еще более впечатляющей.

    Преобладающим цветом полярного континента был белый. Не только благодаря снегам. Эта земля называлась также и Страной Белых Вод. Именно такими казались ее многочисленные ручьи, реки и озера под не прекращающимся практически никогда матовым свечением воздуха, которое создавали потоки тонкоматериальной субстанции, пронизывающие Осевой Туннель. Эти особенности Полярного Континента естественно привели к тому, что магия царства Севера – магия Осознания и Покоя – стала именоваться белой.
    Кроме того, белый был цветом Бора – гиперборейского божества Единства. Бора почитался в Арктиде более остальных богов. Точнее – более остальных одиннадцати проявлений Бога Единого. Бора представлял некий Таинственный родник – Род, из коего проистекал и он сам (он именовался Самоисток), и все остальные боги. Но наряду с этим Бора был прославляем и как сакральная скважина – возвратный Водоворот, Порог, Великий Предел. Втягивающий вновь все внешние проявления в превечную стихию Единого. Эту мистическую традицию переняли прямые потомки гипербореев – руссы, и Бора стал называться у них Варун (Творец). Дальнейшая передача привела к появлению культа Варуны у индусов и культа Урана эллинов.
    Остров же Атлантида, напротив, имел характерную почву, цветом напоминавшую чернозем. Предание о зловещей силе черной земли бытует и до нашего времени. В последние века его связывают с Египтом (и с тьмой египетской), хотя в земле дельты Нила гораздо менее выражена черная эта примесь. На самом деле предание потому прижились на родине Пирамид, что цивилизация фараонов (как и цивилизация доколумбовой Америки) наследовала атлантам в области тайных знаний.

    Черный, кроме того, было иносказательное имя Кариса, бога разрушения в пантеоне Гипербореи. Атланты почитали его как одно из двух первоверховных божеств. Вторым кумиром их был Фарон, или, точнее, Фа-Ро – Дикий, или же Темный Ро. Этот последний противопоставлялся Светлому Ро (Ипостась Варуны) из пантеона Арктиды. Светлые альвы, то есть гипербореи, поклонялись Ро – Мудрости, приводящей, в конечном счете, к полному осознанию бытия, к Свету. Экваториальная же модификация привела к поклонению некой Мудрости-Без-Сознания – Темному Ро. Некоторые жрецы Фарона, однако, склонялись к поиску компромисса с исконным учением полярного континента.
    Такой исток имеют эти два имени: «белая магия» и «черная магия». Человечество пользуется этими названиями бесчисленные века и давно утрачено представление, как они сложились.
    Это исток и самого противопоставления: белое, как обозначение Блага – черное, как обозначение Зла. Десятки тысячелетий использует человечество такую метафору. Поэтому никто уже и представить себе не может, чтобы для иносказательного именования Зла и Блага были употреблены не эти, а какие-либо иные цвета.

    Недавно еще встречалась фигура речи – подразделение на «белую кость» и «черную кость». Под этим разумели благородство происхождения. Как более десяти последних веков критерием его служила кровь Рюриков, так, в течение гораздо более долгого предшествующего периода времени, в этом же смысле произносили: «от белой кости», то есть, плоть от плоти поклонников Бора, белых. Принадлежащих к аристократии на Руси люди из народа называли «барин». Это имеет первоистоком забытое слово борин – волхв (брамин), служитель Бора.
    Итак, противоположно ориентированные системы делались, каждая, все более совершенной, как бы созерцая друг друга на почтительном удалении. И черное колдовство атлантов, и белая магия Гипербореи достигли в эпоху Китавраса (Стрельца) могущества, какого они не знали ни до, ни после. Власть мысли над веществом и энергией была, без малого, абсолютной.

    Века текли… Скипер (Скорпион) сменил на небосводе Стрельца. Идея использовать магию в качестве орудия разрушения, представлявшаяся дикой еще недавно, все более овладевала умами исподволь. «Война – это настоящий ужас и безысходность, – вещали мрачные мудрецы Юга. – Какие бездны откроет в себе душа, брошенная в непрестанный кошмар?»
    Но спровоцировать Гиперборею на такую войну – войну на уничтожение – было практически невозможно. Противостоящие воины-маги встречались в воздухе и на море. Как правило, бойни не получалось. Машины уничтожения попадали в наведенный туман и отклонялись от цели. Капитаны подводных кораблей дремали, уронив голову на пульт, а субмарины двигались по гигантскому кругу над морским дном; завороженные экипажи наблюдали во сне захватывающие перипетии сражений.
    Лишь поединки признавались рыцарями полярного континента. Схватка поединщиков перед, а иногда вместо битвы – обычай чисто гиперборейский. В родившей его земле это вообще был единственный вид какого-либо военного столкновения.

    Так и протекло несколько первых веков этой почти тысячелетней компании – странной, как это посчитали бы сейчас, войны, напоминавшей больше какой-то непрерывный турнир. Тогда и зародились на Земле рыцарские ордена. И школы единоборств; некоторые из них и до сего времени сохранили чувствующийся оттенок магии в своих техниках.
    Это была единственная, быть может, за все времена Земли воистину эпоха героев: противостояние личностей, а не толп. Успех или неудача битвы определялись дуэлью между таким-то и таким-то Мастером. По-разному оборачивалась воинская судьба. То богатырям Света выпадало торжествовать, то рыцари Мрака праздновали победу. Противостояние государств не затрагивало, кроме непосредственно поединщиков, практически никого.
    Однако и такая война приносила свой горький плод. С обеих сторон гибли лучшие. Медленно, но неуклонно уменьшалось число людей, чье слово на советах было наиболее мудрым и чьи решения были выверены. Ведь настоящей смелости сопутствует в большинстве случаев и такая же мудрость – отвага ума.

    Война на уничтожение

    По-видимому, именно благодаря этому постепенному обескровливанию Разума с обеих сторон и оказалась возможной, в конечном счете, война на уничтожение. Атланты жаждали противостояния с предельным напряжением сил. В такой борьбе мерещился им источник некоего предельного, не виданного еще экстаза. Поэтому они жаждали, чтобы война стала вопросом жизни и смерти для всего Острова и всего Континента.
    Но Полюс никогда не стал бы стремиться разрушить Остров. И мрачные маги экватора понимали это. Им оставалась единственная возможность повысить ставки в игре: заставить Гиперборею пойти на крайние меры.
    Поклонников экзальтации не оставляла навязчивая идея прогуляться по лезвию ножа. Для этого им нужно было наглядно показать Полярному царству, как это бы сказали сейчас, «тикающую под ним бомбу». Неведомо, какие силы ада их вдохновляли, но эти гурманы страстности отыскали действенное решение.

    Чтоб описать хоть в общих чертах машину, которую они запустили в ход, необходимо сделать краткое отступление.
    На человеческом теле, как это хорошо известно, имеются активные точки. Воздействием на них можно пробудить глубинные силы организма, и на этом основан медицинский метод акупунктуры.
    Так вот, подобие таких точек имеется и на поверхности тел космических. Как правило, это зоны аномальных явлений, и располагаются они друг относительно друга словно бы на концах правильных пятиконечных или шестиконечных звезд. Любое воздействие на такие точки откликнется далеко. К примеру, если в одной из них произойдет атомный взрыв – аукнуться это может непредсказуемо: вплоть до немедленной гибели всей планеты.

    Магическая элита атлантов знала секрет предсказуемого воздействия на такие зоны.
    Он состоял в обладании минералом кан (приблизительный перевод: путник безостановочный), который был очень редким на Земле уже и во времена противостояния Гипербореи и Атлантиды. Если большие массы этого минерала будут размещены в чувствительных зонах – как бы на вершинах лучей звезды, простершейся на многие мили, – то сильный колдовской орден сможет по своей воле изменять огромные географические объекты в любых областях планеты, используя раскаленное и сверхплотное ее ядро как своего рода линзу, фокусирующую поток воздействия.
    Элитой магов атлантов были возведены из огромных каменных блоков кан башни гексагональной формы. Они могли легко двигаться, хотя и не имели ни колес, ни моторов. Их медленное и безостановочное течение по земной поверхности определялось самим их материалом. То было одно из непостижимых свойств минерала кан.

    Перемещение каменных исполинов могло быть, конечно же, ускоряемо, направляемо или приостанавливаемо по воле их архитекторов. Приказ от элиты магов был отдан, и устрашающие, иссиня-черные каменные громады отправились искать центры активных зон…
    Странные изменения наблюдались на континенте Полюса, когда пять башен атлантов заняли предопределенное расчетами зиждителей их место. Стихия земли начала перерождаться в стихию воды по всему пространству Арктиды – медленно, подобно тому, как плавится от огня свечи ее воск.
    Полярный континент исчезал, постепенно, с лица Земли. Клубящийся беспокойный туман покрывал его, почти полностью, в эти дни. Трагическое преображение происходило быстрее на побережьях. Высотные строения городов первыми обрушивались под собственной тяжестью, утрачивая опору. Болезненно разлились озера, дышавшие, еще недавно, покоем, и впадающие в них реки. Чудовищные потоки несли кружащиеся обломки и людей в страшный водоворот внутреннего моря Гипербореи…

    Апологеты исступленного экстаза достигли, чего хотели. Совет империи Полюса принял решение биться насмерть. Но даже и в такой ситуации командоры Арктиды пытались оттянуть воплощение его в жизнь. Воздушный флот Континента постоянно посылал десанты на Остров, целью которых было: захватить, уничтожить башни. Атланты же оказывали этим отрядам стойкое, заранее хорошо спланированное сопротивление. С той и другой стороны стремительно росло число жертв…
    Однако сила экстаза, так или иначе и раньше истощаемая адептами Юга, начинала сдавать. Ударный отряд Сынов Грома (наиболее славный рыцарский орден Гипербореи) сумел взять приступом и разрушить одну из башен. На смену ей тут же двинута была шестая – резервная – и она заняла свое место посреди клокочущей вокруг битвы, давя своих и чужих.
    С этого момента исход боя, однако, сделался вполне ясен. Воинственный и экзальтированный Юг не в силах был долго противостоять воителям Севера, владеющим искусством сражаться без гнева, черпающим силу из неиссякаемого источника внутреннего Покоя. Система подготовки гипербореев явно показывала себя лучшей. Трехтысячелетний спор был решен.

    Но эта ясность исхода немедленно родила бешенную, прямо-таки сатанинскую ярость элиты магов атлантов. Сила воздействия на континент Полюса скрытой энергии кольца пяти башен была вдруг резко увеличена многократно. И континент Полюса превратился – буквально на глазах белых магов, его правителей – в океан-ад…
    Существовал единственный способ остановить безумие. Двенадцать высших служителей Триединого Бога должны были пожертвовать своей жизнью, а также принести в жертву величайшее чудо из чудес – четырехмерный крестообразный Храмом странствия по мирам – и жизнь всех, кто в этот момент был в храме, потому что они отказывались его покинуть.
    И – было произнесено Слово, и белокаменная громада, бесчисленные века парившая неподвижно над гигантской водной воронкой, начала падать вниз. Все скрытые силы Храма были приведены в действие. Огромное каменное тело его само оказалось в состоянии странником по мирам: оно погружалось в Осевой Туннель, стремясь к точке Альва.

    И обитатели низлежащих миров, толкаемые ненавистью к всему, что приходит свыше, атаковали Храм. И в арочных лабиринтах крыльев завязывались быстротечные схватки с чудовищами разного вида. Оставшиеся в храме служители, решившие разделить участь учителей, ценою собственной жизни не позволяли теперь адским тварям пробиться к высшим хранителям.
    Двенадцать высших готовились к решающему моменту, образовав магическое кольцо. Сокровеннейшее всего – кристалл Ар-Камень был извлечен на свет. И ради этого расплавили золотое яйцо, в которое он был помещен во время, предшествовавшее, быть может, рождению самой планеты Земля.
    Тем временем точка Альва была достигнута погружающимся в осевой туннель Храмом. И разрушительное излучение пяти черных башен встретилось – напрямую – с лучами кристалла Ар. И встреча противоположных энергий превратила мгновенно в ничто и башни, и самый Храм, и среднюю треть земли мятущегося в страстях Острова. Огромный плазменный столб, окутанный потоками пара, прорвался за пределы атмосферы Земли и вышвырнул в пустоту Космоса атлантическую элиту.

    Метаморфоза стихий остановилась в этот момент. Но мировой лик успел, уже, претерпеть неизгладимые изменения. Проливы полярного континента расширились, превращая Арктиду в архипелаг. Единый и протяженный некогда остров атлантов приобрел вид раздельных небольших островов, северного (Ариан) и южного (Орг или Ог).
    Зловещие камни кан, слагавшие боевые башни, оказались разбросаны по всему миру. Они способны самостоятельно передвигаться и обладают, в определенном смысле, внутренней волей. И многие бытующие до сего дня легенды порождены встречами людей с этими обломками атлантических боевых машин. Какие-то из обломков их ушли в Океан. Иные же передвигаются по суше и в наше время.
    Гиперборея и Атлантида продолжали существовать и еще несколько тысячелетий после Великой Войны. Но это были уже времена упадка того и другого царства. Вражда их не прекращалась, а у атлантов случались и вооруженные споры внутренние. В конечном счете и острова полярного архипелага (за одним исключением, о котором сказано еще будет), и оба экваториальных острова перестали существовать в результате череды войн, а также, впрочем, и вследствие ряда причин естественных.
    1996 (редакция 2007)

    Примечания к части третьей

    Странные изменения наблюдались на континенте Полюса, когда пять башен атлантов заняли предопределенное расчетами зиждителей их место. Стихия земли начала перерождаться в стихию воды по всему пространству Арктиды – медленно, подобно тому, как плавится от огня свечи ее воск.
    Очень интересное предание записал Ю.П.Миролюбов, беседуя в конце позапрошлого века со «старыми людьми» (так и по сей день еще называют в деревнях глубинки людей, хранящих ведическое знание). «Во времена Двух Царей началась война между двумя концами земли. Стали люди сначала камнями кидаться, стрелами, мечами… Потом пришел из под споду дух нечистый, гнилой… У Царя Панька стала земля тонка, носом копнешь – воду пьешь! Стала по земле Мара ходить, а где Мара с Мороком, там и люди помирают». Однако этот «нечистый дух» был затем «на кусочки разбит и в камни запечатан и он с тех пор в них живет».
    Миролюбов комментирует это предание таким образом: «Конечно, имена этих Двух Царей легендарны… Но все равно даже и в этом случае упоминание про них и войну, ими затеянную, есть отражение действительной войны… Мы не считаем эти слова лишь одной фантазией, а считаем их Традицией, ибо рассказ… был передачей традиции, а не сказкой» (Ю.П.Миролюбов, «Сакральное Руси», М.: 1997).
    Путешественник Вадим Бурлак в книге «Гнев Планеты» (Аи Ф Пресс, 2003) также сообщает, что ему довелось читать, странствуя по Сибири, старинный текст, где упоминаются камни, приносящие великую водную катастрофу. И здесь уже напрямую упоминается Гиперборейское царство: «Удар пришед во седы времена царей Заборейских. Камень… разломился начетверо. Один пал на Сибирию. Другой разломок на Заборейское царство… И пошла от тое велика вода топити человецы, и не стало владык северных».

    Тем временем точка Альва была достигнута погружающимся в осевой туннель Храмом. И разрушительное излучение пяти черных башен встретилось – напрямую – с лучами кристалла Ар. И встреча противоположных энергий превратила мгновенно в ничто и башни, и самый Храм, и среднюю треть земли мятущегося в страстях Острова.
    Сегодня атлантологи предполагают самые разные даты гибели Атлантиды. Далекие от эпохи Скорпиона, как правило. Но исключением является Эдгар Кейси. Стяжавший мировую известность, в частности, предсказанием ряда археологических открытий в Атлантическом океане, которые исполнились в точности. Как утверждает ясновидящий Кейси, катастрофа произошла за 15 600 лет до Р.Х. Его представление о времени гибели Атлантиды весьма близко к излагаемому Традицией.
    Но есть и более интересное совпадение. По Кейси, атлантов постигла кара сразу после того, как ими были направлены какие-то смертоносные лучи через центр Земли.
    Про точку Альва и ее свойства не посвященный в Традицию знать не может, пусть даже он ясновидящий. Поэтому Кейси был вынужден постулировать войну атлантов… с Китаем, географическим антиподом. Якобы это его территорию атланты решили облучать через центр Земли.

    МИНУВШИЕ ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ И ВЕК НЫНЕШНИЙ

    ПЛАНЕТА МЕНЯЕТ КОЖУ

       “Явился в Киеве волхв и учил, что наступит время, когда Днепр потечет вспять, Русская земля станет на место Греческой, Греческая – на место Русской, и остальные все страны так переменятся.”

    Повесть Временных Лет

    Проклятие планеты Земля

    История планеты Земля есть история Катастроф. Первые же главы Библии повествуют об одном из таких Событий. “Усилилась вода на земле чрезвычайно, так что покрылись все высокие горы, какие есть под всем небом… Лишилась жизни всякая плоть… Истребилась всякая жизнь, которая была на поверхности земли. От человека до скота и гадов, и птиц небесных – все были истреблены с земли… Вода усиливалась на земле сто пятьдесят дней.” (Книга Бытия, глава 7.)
    Атеистически настроенные историки полагают – это лишь преувеличенное описание какого-то местного наводнения. Они не склонны видеть в библейском тексте свидетельство Катастрофы планетарных масштабов. Однако мифы халдеев и шумеров также, как и страницы Библии, говорят о пришествии Великой Воды. И древнегреческие источники повествуют о том же.[2] Свидетельства о планетарной Катастрофе содержат эпосы инков, ацтеков, майя… Наскальные надписи, открытые в Юкатане, оказались ни чем иным, как хроникой Светопреставления.
    Былины древних славян содержат несомненные свидетельства о Потопе. Вот что передает сказание, известное как Песни Птицы Гамаюн. “Наполнялись водою дебри, разливались реки широкие, приходили звери к вершинам… Все холмы водою скрывались, смерти горькой весь предавался тут род зверей. Кверху глас и дух испускали во злой тот час. Птицы в темное небо поднялись, из последних сил в нем летали, но пользы нет – птицы падали в волны шумные, все тонули, все скрыла бурная та вода…”[3]
    Получается, самые разные народы – континентальные, прибрежные, островные – к тому же и обитающие в противоположных концах Земли, все вдруг “сговорились” приписывать статус планетарной Катастрофы своим “местечковым” наводнениям? Даже если бы такой “заговор” состоялся, он был бы раскрыт в зародыше. Потому что соседние племена говорили бы “склонным преувеличивать”: полно лгать, ведь у нас-то не было никакой Великой Воды!

    По-видимому, всемирный Потоп – реальность. Но этим дело не ограничивается. Вероятно, суша Земли оказывалась поглощена Водами не один раз. Мифы народов Евразии содержат знание о регулярности Катастроф, уничтожающих все живое. Так, Дзен-Авеста, священное писание древних персов, рассказывает о семи великих периодах жизни Мира, разделяемых Катастрофами.[4] Индусская “Бхагавата Пурана” повествует о четырех “веках” и о катаклизмах, которыми в различные эпохи человечество почти полностью уничтожалось. Хроники китайцев, гордящихся своей древностью, насчитывают даже девять таких периодов. Вот что говорит книга “Синг-ли-та Цуен-Шу” о бедствиях, разделявших эпохи: “Море выступает из берегов. Горы выступают из земли. Реки обращают течение. Люди умирают. Все живые существа умирают. Старые пути умирают.”

    Предположения о стихийных бедствиях планетарного масштаба, происходящих периодически, высказываются и людьми, далекими от какой-либо мифологии. Еще М.В. Ломоносов в своем труде “О слоях земных” (1763 г.) ставил вопрос “откуда взялись столь многие слоновые кости чрезвычайной величины в местах, к обитанию им неудобных, а особливо полуночных суровых краях сибирских и даже до берегов пустозерских?” Гипотезу регулярных Катастроф Мира сформулировал Делюк и развил отец палеонтологии Кювье. Наблюдая разнообразные останки животных в отложениях почв, Кювье пришел к выводу, что планетарные катаклизмы периодически уничтожали жизнь на огромных пространствах. В работе “Попытка теоретической географии” (Essay on the Theory of the Earth) он писал: “Последняя из Катастроф… затопила, а потом осушила наши нынешние континенты или по крайней мере часть суши, которая их теперь составляет. В северных районах она оставила трупы огромных четвероногих, которые вмерзли в лед и таким образом сохранились даже до наших дней. Если бы они не были заморожены сразу после гибели, они бы разложились. С другой стороны, этот вечный мороз не мог ранее царить в тех местах, где они были им схвачены, так как они не могли жить в такой температуре. Отсюда следует, что все эти животные были уничтожены одновременно, когда земля, на которой они обитали, внезапно покрылась водой и льдом.”
    Однако это учение о периодических катастрофах Земли, созданное еще два века назад, не привлекло до сих пор особенного внимания. Почему? Ответ находим в трудах самого Кювье. Естествоиспытатель полагал: для того, чтобы теория была завершенной, требуется оты